Образ “маленького человека” – это своего рода обоб­щенный портрет не знатного или родовитого, но бедного, оскорбляемого высшими по чину сослуживцами мелкого чиновника. Это бесправный человек, который бессилен пе­ред жизнью и ее обстоятельствами. Порабощенный го­сударственной машиной и вечной нуждой, порой он спосо­бен на протест. Однако бунт “маленького человека” зачас­тую имеет для него трагические последствия – безумие, падение, смерть.

Впервые образ “маленького человека” встречается на страницах знаменитого “Путешествия из Петербурга в Москву” А. Радищева. Этот образ мы находим также в бас­нях и пьесах И. Крылова. Стоит вспомнить хотя бы образы царевны Подщипы и принца Слюняя. Не обошел его своим вниманием и А. Пушкин (“Медный Всадник”, “Станционный смотритель”).

Но наиболее ярко, полно и широко тема “маленького человека” зазвучала в творчестве Н. Гоголя. И мы вряд ли ошибемся, если скажем, что с творчества Н. Гоголя образ “маленького человека” начинает свое шествие по страни­цам произведений русской классики XIX века.

Не случайно цикл повестей в творчестве Н. Гоголя на­зывается “петербургским”. Образ “маленького человека” яв­ляется порождением большого города. Если А. Пушкин от­крыл в бедном чиновнике новый драматический характер бунтаря и обличителя, то Н. Гоголь продолжил и углубил ту же тему в петербургских повестях “Нос”, “Невский проспект”, “Записки сумасшедшего”, “Портрет”, “Ши­нель”. В начале XIX века Петербург являлся одним из красивейших и богатейших европейских городов. Но при ближайшем и более внимательном рассмотрении была заметна двойственность российской столицы. С одной сто­роны, это был город роскошных дворцов, парков, мостов, фонтанов, архитектурных памятников и сооружений, ко­торым позавидовала бы любая европейская столица. С дру­гой стороны, это был город глухих и вечно темных дво­ров, жалких сырых лачуг, где проживали бедные чинов­ники, ремесленники и нищие художники.

Пораженный картиной глубоких и непреодолимых об­щественных противоречий, в своем творчестве Н. Гоголь ставит друг против друга, как бы сталкивает между собой две ипостаси столицы. Например, в повести “Невский про­спект” мы видим толпу чиновников с женами во время пре­добеденной прогулки. Но среди всей этой массы людей нет человеческих лиц, а только “бакенбарды… пропущенные с необыкновенным и изумительным искусством под галстук, бакенбарды атласные, черные как соболь или уголь”, усы “никаким пером, никакою кистью не изобразимые”, ты­сячи разных шляпок и платьев. Возникает ощущение, что мы оказались на.

Выставке туалетов, причесок и делан­ных улыбок. Все эти люди стремятся произвести друг на друга впечатление не своими человеческими качествами, а изысканной внешностью. Но за этой внешней изящнос­тью и блеском скрывается нечто низкое, бездушное и бе­зобразное. Н. Гоголь предупреждает: “О, не верьте этому Невскому проспекту! Я всегда закутываюсь покрепче пла­щом своим, когда иду по нем, и стараюсь вовсе не гля­деть на встречающиеся предметы. Все обман, все мечта, все не то, чем кажется!”

И среди всей этой самодовольной нарядной толпы мы встречаем скромного молодого человека – художника Пискарева. Он доверчив, чист и влюблен в прекрасное. На Нев­ском проспекте Пискарев встречает юную красавицу, ко­торая кажется ему идеалом доброты и нежности. И он сле­дует за красавицей, которая приводит его в свой дом. Но дом оказывается обыкновенным притоном, где пьянствуют и кутят те самые благообразные чиновники. Они выс­меивают высокие чувства Пискарева. Обманутый худож­ник погибает. Его гибель является трагическим результа­том столкновения с жестокой и грязной реальностью.

С презрением и пренебрежением относятся окружаю­щие и к мелкому чиновнику Поприщину из “Записок су­масшедшего”. Ведь у него “нет ни гроша за душой”, а потому он “нуль, более ничего”. Работа Поприщина заклю­чается в ежедневной починке перьев для директора депар­тамента. Очарование роскошной жизни знати восхищает и подавляет мелкого чиновника. Но в генеральском доме к нему относятся, как к неодушевленному предмету. И это вызывает протест в сознании Поприщина. Он мечтает стать генералом “только для того, чтобы увидеть, как они будут увиваться…” Но и здесь торжествует трагедия – Поприщин сходит с ума.

Дикие нравы чиновничьего мира, где ценится не чело­век, а его положение и чин, показывает Н. Гоголь и на примере злоключений коллежского асессора Ковалева в повести “Нос” и в трагической истории переписчика бумаг Акакия Акакиевича Башмачкина в повести “Шинель”.

Дальнейшее свое развитие образ “маленького челове­ка” получил в произведениях А. Герцена, Н. Некрасова, И. Гончарова, Ф. Достоевского, Н. Лескова. Сойдя со стра­ниц художественной классики в начале XX века, “ма­ленький человек” совершил революцию и превратился в номинального хозяина огромной страны.