Душа человека живет любовью. Без этого чувства она пуста. Самая совершенная форма для выражения любви – поэзия. Без истинной любви нет и истинной поэзии.

“Влюбленный стих” – такое определение лирики находим мы в стихотворении “Фудзий в блюдечке”, написанном поэтом Серебряного века Михаилом Кузминым. Как верно сказано! Действительно, создавать подлинные произведения искусства может только влюбленный в мир человек.

Чтобы передать любовь ко всему, что тебя окружает, человек обращается к творчеству. Михаил Кузмин – один из тех, кто не пытается заглянуть за пределы недосягаемого, как это делали в своих стихах символисты. Он просто любуется богатством и разнообразием чудес Божьего мира.

Любование “милыми мелочами”, эстетизация быта, умение в обычных, повседневных явлениях жизни увидеть красоту – все это характерно для творчества автора статьи “О прекрасной ясности”, ставшей программной для акмеистов.

Обыкновенное чаепитие в его стихотворении “Фудзий в блюдечке” превращается в некое священнодействие и служит поводом для философского разговора о соотношении мира природы и мира искусства.

Уже в самом названии этого лирического произведения кроется контраст. Фудзий – высокая гора в Японии, “золотой вулкан”.

Блюдечко – вещь прозаическая, предмет быта. Разве они сопоставимы? Как может уместиться в блюдечке Фудзий? Может, если этот величественный вулкан нарисует мастер – гравер на его дне. А почему же в блюдечке, а не на блюдечке? Да потому что в блюдечко налит ароматный восточный чай, и сквозь его пар разглядывает лирический герой нарисованный пейзаж.

В начале стихотворения дается зрительный, живописный образ “золотого вулкана”, отмечается своеобразие ракурса, точка обозрения – “сквозь чайный пар”. Эпитеты “желтый” и “золотой” не только передают оттенки цвета, но и несут особую смысловую нагрузку. “Золотой” – царский цвет, яркий, праздничный. “Желтый” ассоциируется с Японией и Китаем, с Востоком.

А Восток символизирует собой философию спокойного и мудрого созерцания мира. Лирический герой – созерцатель, но не безмятежно – спокойный, как восточный мудрец. Он восторженный открыватель красоты и чуда в простых и обыденных вещах и в то же время мыслитель, постигающий суть природы и искусства. Лирический сюжет движется от созерцания к мысли и к ее неожиданному повороту:

Как блюдечко природу странно узит!

Но новый трепет мелкой рябью дан.

Может ли искусство отразить все разнообразие природы в ее бесчисленных изменениях? Неподвижная, статичная картина вдруг оживает, благодаря мелкой ряби колеблемого чая. Но “трепет” можно понимать и как душевное волнение, вдохновение. Перед нами возникает микроскопический мир, создаваемый с помощью ярких, выразительных средств: метафоры “облаков продольных паутинки”, сравнений “солнце с муравьиный глаз”, “птицы – рыбы”, “черные чаинки”. И, как итог этой микроскопической картине,

Весенний мир вместился в малом мире…

Этот итог является антитезой прежнему утверждению:

Как блюдечко природу странно узит!

Лирический сюжет движется от статичного образа вулкана к изображению жизни вокруг него и к передаче запахов и звуков:

Запахнут миндали, затрубит рог.

Возникает ощущение весеннего, обновленного мира. И вновь утверждается мысль о всеобъемлющей силе искусства, о его способности отразить необъятный мир природы, создать иллюзию присутствия человека в этом мире:

И весь залив, хоть будь он вдвое шире,

Фарфоровый обнимет ободок.

На этом можно было бы и закончить стихотворение. Возникает союз “но”, и последние строки передают неожиданный поворот мысли:

Но ветка неожиданной природы,

Рассекши небеса, легла на них, –

Так на страницах философской прозы

Порою заблестит влюбленный стих.

Мимоза – желтые весенний цветы, символ земной красоты. Земная мимоза “рассекает” небеса. Здесь противопоставлены образы земли и неба. Лирический герой отдает предпочтение земной красоте. Почему мимоза названа “неожиданной”? Да потому что в реальной действительности огромный вулкан Фудзий, необъятный залив вокруг него и маленькая ветка мимозы несовместимы по своим масштабам. Только художник, желая вызвать ощущение весенней свежести и красоты, может изобразить высокую гору, а над ней ветку мимозы, рассекающую небеса.

В чем смысл заключительных строк? Автор противопоставляет “философскую прозу” и “влюбленный стих”. “Стихи и проза” – так охарактеризовал, противопоставляя, А. С. Пушкин двух своих героев: юного восторженного романтика Ленского и скучающего трезвого реалиста Онегина. “Философская проза” – это попытка понять мир с помощью разума. “Влюбленный стих” изображает мир через восприятие человеческой души, через чувства. Нужно влюбиться в объект своего изображения, восхититься им, и тогда появится подлинное произведение искусства.